serg_sklarov (serg_sklarov) wrote,
serg_sklarov
serg_sklarov

Categories:

Интервью с экспертом о состоянии радикального исламизма в Ливии и зоне Сахары и Сахеля


На севере Мали, совсем рядом с алжирской границей, французские военные воинского контингента операции Бархан уничтожили 14 февраля утром два десятка джихадистов, среди которых один из командиров, близких к Ияду Аг Гали. Какие военные возможности имеют сегодня террористические группировки Сахеля? Филипп Миго – преподаватель в Институте изучения политики (Париж). Он написал «Джихадизм, изучать его, чтобы лучше бороться», издательство Плон. Он отвечает на вопросы RFI.



RFI: Группировка Исламское государство проиграла войну в Сирии и Ираке, но может ли оно вновь возникнуть в Африке?

Филипп Миго: Да, потому что Исламское государство имеет потребность в овладении новой базой для того чтобы территориально обозначить существование халифата. В марте 2015 года официальный представитель Исламского государства Абу Мухаммад аль-Аднани объявил европейцам и жителям Магриба что те, кто не смогли присоединиться к джихаду в сирийско-иракской зоне, могли бы найти новое прибежище в Ливии и что этот оплот имеет две цели. Первая – это завоевать Африку и вторая – это нанести новые удары по Европе через Средиземное море.

RFI: Вы говорите о Ливии, но в августе 2016 года группировка Исламское государство была изгнана из города Сирта!

Филипп Миго: Это правда, но в битве за Сирт не были уничтожены боевики Исламского государства. Они были просто рассеяны. У вас есть тысяча ливийцев, которые вернулись в свои лагеря и которые продолжают вести боевые операции. Бенгази стал целью терактов и в окрестностях Сирта постоянно устанавливаются самодельные взрывные устройства. У вас есть 600 прошедших войну тунисских боевиков, которые пытаются вернуться в Тунис, чтобы там совершать теракты, и затем у вас есть около 750 иностранных боевиков в Ливии, которые находятся в районе Убари…

RFI: Это на Великом Юге…

Филипп Миго: На Великом Юге, откуда, под руководством одного эмира иракского происхождения, они не смогли перебраться в Нигер по перевалу Сальвадор, потому что он контролируется племенами туарегов и тубу, которые не хотят, чтобы кто-то завладел их торговыми путями.

RFI: Имеет ли группировка Исламское государство, которое так хорошо укоренилась в Ливии, структуры в Нигере и Мали?

Филипп Миго: Да, она существует в Мали, потому что имеется провинция Исламского государства неподалеку от Менаки, которая называется провинцией Великой Сахары, которая насчитывает сотню человек, способных проводить чрезвычайно агрессивные атаки в приграничном регионе Тиллабери, на дороге из Ниамей. Например нападение у Тонга Тонга, которое стоило жизни семи военным армии Нигера и четырем американским спецназовцам в прошлом октябре.

RFI: Это в Нигере. Действительно, неподалеку от малийской границы четверо американских солдат были убиты в прошедшем октябре.

Филипп Миго: Это так. И затем, имеется в Буркина-Фасо небольшая группировка на севере, которая называется «Ансарул Ислам» - сторонники ислама, и которая продолжает сеять ужас в разрозненных административных центрах на севере Буркина-Фасо и которая насчитывает почти полсотни человек.


RFI: И затем, имеются также структуры в Нигерии.

Филипп Миго: Да, есть «Боко харам», которая, даже будучи разделенной на две фракции, может, во всяком случае, совершать регулярные теракты, которая действует на островах озера Чад, которая действует на севере Камеруна, которая действует на нигерийской территории, и которая способна осуществлять настоящие военные операции против Нигера, проникая туда с севера Нигерии.

RFI: Столкнувшись с этой решимостью Исламского государства распространиться на Сахель, как реагирует соперничающая с ней группировка, которая сформирована из сторонников «Аль-Каиды».

Филипп Миго: Они всегда считали, что Сахель была их зоной. И южная АКИМ – «Аль-Каида в странах исламского Магриба» южного региона – была заменена в апреле прошлого года новой группировкой, которая называется «Бригада защиты ислама и мусульман», руководимая Иядом Аг Гали, малийским туарегом. У него есть два важных успеха. Первый – это то, что ему удалось упрочить туарегский джихадизм между Кидалем и алжирской границей. И особенно, второй успех – это то, что он поднял второй этнический джихадизм среди населения этнической группы пель в центре и на юге Мали, вокруг того, что называется «Фронт освобождения Масина». Прошлым летом он достиг еще одного успеха, это то, что ему удалось возобновить проведение операций по нанесению ударов далеко за рубежом против неготовых к сопротивлению целей, посещаемых эмигрантами-соотечественниками. Это был теракт, совершенный 14 августа прошедшего года в Уагадугу в кафе «Стамбул», где были убиты 18 человек, в том числе два европейца. И затем, возможно, более тревожное, это 27 ноября, накануне выступления президента Макрона в Уагадугу. В окрестностях Уагадугу, используемая спецназом машина стала мишенью двух людей в масках, кинувших гранату. Это свидетельствует о том, что организация имеет сегодня симпатизантов на местах, способных подготовить у себя более целенаправленные акции.

RFI: Итак, вы говорили о Нигере, Буркина-Фасо, Мали. Есть ли другие страны в регионе, которым угрожает опасность?

Филипп Миго: Да, я считаю, что есть тройной контур угроз. Первый, вы только что перечислили три страны. Второй контур угроз, по-моему мнению, это Чад, Камерун и Кот-д’Ивуар. И я сказал, что есть третий контур угроз сегодня, это Мавритания, где в течение нескольких лет возник подъем религиозного фундаментализма. Но также Сенегал увидит возникновение в ближайшие годы мощных дестабилизирующих факторов, которые могут способствовать появлению джихадистских ячеек. Я имею в виду, в частности, потерю влияния суфийскими сектами, которые традиционно служили защитой от религиозного фундаментализма.

RFI: Сенегал, где в декабре начался судебный процесс. Процесс над тридцатью джихадистами, подозреваемыми в совершении терактов и в финансировании терроризма. В Мали 2017 год был годом наиболее смертоносным после развертывания французских военных сил операции Сервал. Это было пять лет назад. Можно ли сказать, что ситуация ухудшается?

Филипп Миго: Нет, я сказал бы, что она лучше. Джихадисты не обладают больше контролем над обширными пространствами. Они не могут больше получить дорожные сборы со стороны преступных сетей, наркотических и миграционных. И таким образом, их финансовые источники намного меньше, чем в 2013 году. Второй положительный момент – это то, что некоторые африканские страны показали свою способность противодействовать террористической угрозе. Атаковавшие Уагадугу, например, во время нападения на кафе «Стамбул» были нейтрализованы местной группой быстрого реагирования Национальной жандармерии. И это – настоящий успех.

RFI: Жандармерия Буркина-Фасо…

Филипп Миго: И я бы сказал сейчас, что важным моментом является ускорение осуществления оперативного развертывания сил G5 Сахеля.

RFI: Осуществление, которое запаздывает по причине отсутствия денежных средств!

Филипп Миго: Точно. И из-за бездействия, также, некоторых стран.

****
Примечание: на фото в начале поста - группа радикальных исламистов перемещается на востоке Ливии, 3 октября 2016 года.


Tags: Африка, Большой Ближний Восток, Сахара, Сахель, терроризм
Subscribe

Posts from This Journal “Африка” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments